Раковые пациенты живут в условиях хронического стресса, который вызван сильными эмоциональными переживаниями. А у любого стресса есть как острые (ранние), так и отставленные (отсроченные) последствия. Дискомфорт, беспокойство, депрессия негативно влияют на жизнь, способность выполнять привычные функции и общее качество жизни. И иногда терпеть все это невозможно, ведь включается даже телесный дискомфорт, который возникает во время лечения и после терапии (последствия агрессивной противоопухолевой терапии)¹. Что делать и как преодолеть психологический барьер во время лечения?

Мощный хронический стресс, или дистресс, — результат страха перед лечением, ожидаемым страданием и часто — осознания мучительной смерти. В медицине есть такое понятие, как комплаенс терапии: это когда пациент выполняет назначенные предписания, принимает терапию, соблюдает ее режим. Отказ же от лечения (или низкая приверженность лечению, несоблюдение рекомендаций врача) снижает его эффективность и часто сводит на нет все усилия врачей. Вот почему психологическое принятие болезни помогает снизить дистресс и адаптироваться к лечению, в том числе хирургическому, и его последствиям².

Основные спутники рака — депрессия, беспокойство, усталость, когнитивные нарушения, боль. Обусловленные стрессом психологические факторы могут быть связаны с увеличением риска заболеваемости раком и смертности от рака³. При прохождении химио- или лучевой терапии эти проблемы усугубляются, что приводит к усиленному восприятию побочных эффектов лечения. Особенно тяжело переносятся связанные с химиотерапией симптомы, например тошнота и слабость. Эти соматические проявления еще больше усиливают психические нарушения. При этом пациенты с навыками преодоления стресса и хорошей стрессоустойчивостью тоже не уверены, что легко справятся с назначенным лечением, но лучше переносят побочные эффекты. Это в целом благоприятно сказывается на общем самочувствии, эмоциях и поведении больного. Психосоциальное функционирование у таких пациентов лучше, а следовательно, выше качество жизни⁴.

Что еще делает дистресс? Обостряет хронические заболевания. Могут усиливаться болевые расстройства, при этом боль сковывает все тело и конечности. Это приводит к тому, что химиотерапия переносится еще тяжелее. Дистресс нарушает нормальные адаптивные реакции, а это может влиять на исход заболевания. Такое состояние как бы создает условия для рецидива и прогрессирования злокачественного новообразования. Поэтому, насколько скептически вы бы ни относились к словам «меньше нервничайте», без этого — никуда. Вот почему в план противоопухолевой терапии нередко включают оценку психического состояния пациента: это дает ему и его близким психологические инструменты и методы управления стрессом на всех стадиях заболевания⁵.

Важно сразу понять, что лечение рака часто такое же сложное, как и само заболевание. Даже стандартные методы от хирургии до химиотерапии сами по себе могут быть травмирующими для пациента, но во многих случаях они действительно спасают жизнь. Наука не стоит на месте, и сейчас все шире используются намного более безопасные методы лечения: таргетная и иммунотерапия, но для многих пациентов по-прежнему оптимально применение химиотерапии.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются пациенты на химиотерапии — когнитивные нарушения⁶. У семи из десяти пациентов отмечаются изменения памяти, снижение способности к обучению, концентрации, планированию и принятию решений в повседневной жизни. После окончания химиотерапии у большинства людей эти нарушения полностью исчезают, функции восстанавливаются в течение года. Но от 20 до 35 % пациентов продолжают испытывать симптомы и после завершения курса лечения⁷.

Как именно химиотерапия воздействует на мозг, пока не известно. Но к настоящему времени установлено, что она приводит к более быстрому старению всего организма, в том числе и головного мозга. Исследователи обсуждают, что мозг женщин среднего возраста, получающих химиотерапию по поводу рака молочной железы, иногда похож на мозг 60- или 70-летних. Нейровизуализационые методы исследования показывают, что химиотерапия приводит к уменьшению как серого, так и белого вещества мозга. Эти изменения похожи на те, что возникают по мере естественного старения человека⁸.

Но химиотерапия — не единственная причина когнитивных нарушений. Весь комплекс лечения может вызывать как прямые, так и опосредованные проблемы. Операция с общей анестезией, химиотерапия и облучение, а затем, возможно, и гормональная терапия в комплексе могут приводить к таким побочным эффектам, как анемия, астения, нарушения сна, дефицит поступления питательных веществ, которые, в свою очередь, могут вызывать проблемы мышления и памяти⁹,¹⁰.

И хотя в настоящее время нет препаратов и методов, рекомендованных специально для лечения когнитивных симптомов при химиотерапии, важен комплексный подход, включающий хороший сон, физическую активность, сбалансированное питание, нормализацию или поддержание веса, отказ от курения и алкоголя, тренировки когнитивных навыков (например, переключение внимания). Все это в целом позволяет поддержать психосоциальную активность и улучшить качество жизни¹¹,¹².

Существует и так называемая когнитивная реабилитация, при которой человека обучают альтернативным или компенсаторным стратегиям. Типичный пример — использование ежедневника, в котором в конце каждого дня важно записывать, что сегодня происходило, мысли, эмоции, действия. На следующий день необходимо перечитывать запись, чтобы не забывать о значимости каждого дня и запоминать детали. Подобная техника — один из важных базовых навыков формирования стрессоустойчивости у онкопациентов. К тому же это не отнимает много сил и времени. Нужно всего лишь:

  • найти тихое уединенное место, в котором будет комфортно писать;
  • выделить от 15 до 30 минут (этого будет вполне достаточно, чтобы сосредоточиться и не устать);
  • использовать записную книжку или компьютер.

Видимый эффект оказывает когнитивно-поведенческая терапия с тренировками памяти и адаптацией внимания. Такие тренировки, групповые или индивидуальные, психолог может проводить дистанционно, что дает психологическую свободу, повышает стрессоустойчивость. А в случае с пациентами в терминальных стадиях рака это еще и возможность поговорить о своих страхах и ожиданиях, ведь члены семьи часто избегают таких разговоров¹³.

Хорошая психологическая поддержка действительно помогает снизить стресс и быстрее восстановиться после лечения. Повышение стрессоустойчивости позволяет укрепить иммунитет и продлить ремиссию. Но потребность в психологической помощи не заканчивается, когда лечение подходит к финалу. Эмоциональное восстановление может занять больше времени, чем физическое. Выжившим онкопациентам необходимо время, чтобы создать новое представление о себе, о пережитых событиях, результатах лечения. Долгосрочные последствия лечения рака нельзя игнорировать. Поэтому в период ремиссии крайне необходима психологическая поддержка, которая помогает справляться с такими проблемами, как страх перед рецидивом и нетерпение к более приземленным жизненным проблемам.

Сегодня для работы с онкопациентом формируется междисциплинарная бригада медицинских работников, каждый из которых вносит свой вклад в лечение не только тела, но и души пациента. В такие команды входит не только врач-онколог, хирург, химиотерапевт, радиолог, но и психолог. Он работает с пациентом и его семьей. Цель — улучшить не только эмоциональный фон, но и взаимодействие пациента с его окружением. Психологические методы помогают создавать позитивный настрой, повышать мотивацию жить и вернуться в привычный мир после завершения лечения. Занятия с психологом помогают преодолеть страх говорить о своей болезни с детьми и членами семьи, а также обучают, как управлять стрессом, справляться с горем, страхом и другими эмоциями. И в итоге для многих пациентов этот угрожающий жизни кризис может стать возможностью для личностного роста, а не просто борьбой с заболеванием¹⁴. Вот почему в последние несколько лет онкологи активно выступают за сохранение психосоциальной активности во время лечения даже в условиях вынужденной изоляции. Это не только улучшает качество жизни пациента, но и определяет успех терапии¹⁵.

  1. Medicine (Baltimore). 2020 Feb;99(6):e19029. Emotional distress and quality of life during folinic acid, fluorouracil, and oxaliplatin in colorectal cancer patients with and without chemotherapy-induced peripheral neuropathy: A cross-sectional study. Hsu HT, Wu LM, Lin PC, Juan CH, Huang YY, Chou PL, Chen JL
  2. Front Immunol. 2018 Jun 7;9:1195. Neuroimmunology of Behavioral Comorbidities Associated With Cancer and Cancer Treatments. Santos JC¹, Pyter LM².
  3. Nat Clin Pract Oncol. 2008 Aug;5(8):466-75. doi: 10.1038/ncponc1134. Do stress-related psychosocial factors contribute to cancer incidence and survival? Chida Y, Hamer M, Wardle J, Steptoe A
  4. Support Care Cancer. 2018 Aug;26(8):2685-2693. Relationship among symptom clusters, quality of life, and treatment-specific optimism in patients with cancer. Matzka M, Köck-Hódi S, Jahn P, Mayer H
  5. Postepy Hig Med Dosw (Online). 2017 Jun 12;71(0):485-499. Stress and its molecular consequences in cancer progression. Surman M, Janik ME
  6. Neuropsychiatr. 2020 Apr 9. Neuropsychological functioning among patients with different types of cancer : Postchemotherapy cognitive impairment and implications for rehabilitation. Megari К
  7. An update on cancer- and chemotherapy-related cognitive dysfunction: current status. Janelsins MC, Kohli S, Mohile SG, Usuki K, Ahles TA, Morrow GR Semin Oncol. 2011 Jun; 38(3):431-8.
  8. Chemobrain: a systematic review of structural and functional neuroimaging studies. Simó M, Rifà-Ros X, Rodriguez-Fornells A, Bruna J. Neurosci Biobehav Rev. 2013 Sep;37(8):1311-21.
  9. Alzheimers Dement (Amst). 2017; 9: 67–75. Probability of Alzheimer's disease in breast cancer survivors based on gray-matter structural network efficiency Shelli R. Kesler,a,∗ Vikram Rao,a William J. Ray,b Arvind Rao,c and Alzheimer's Disease Neuroimaging Initiative
  10. Cancers (Basel). 2019 May; 11(5): 687.Pretreatment Cancer-Related Cognitive Impairment—Mechanisms and Outlook Brennan Olson and Daniel L. Marks
  11. Cochrane Database Syst Rev. 2016 Aug 16;(8):CD011325. Non-pharmacological interventions for cognitive impairment due to systemic cancer treatment. Treanor CJ, McMenamin UC, O'Neill RF, Cardwell CR, Clarke MJ, Cantwell M, Donnelly M
  12. BMC Womens Health. 2017 Apr 12;17(1):30. Quality of life of breast and cervical cancer survivors. Huang HY, Tsai WC, Chou WY, Hung YC, Liu LC, Huang KF, Wang WC, Leung KW, Hsieh RK, Kung PT
  13. Health Qual Life Outcomes. 2020 Jan 7;18(1):8. Factors associated with quality of life of adult patients with acute leukemia and their family caregivers in China: a cross-sectional study. Wang C¹, Yan J¹, Chen J¹, Wang Y¹, Lin YC², Hu R³, Wu Y⁴.
  14. Rev Bras Enferm. 2019 Dec;72(suppl 3):103-110. doi: 10.1590/0034-7167-2018-0165. Perception of women with breast cancer undergoing chemotherapy: a comprehensive analysis. Medeiros MB¹, Silva RMCRA¹, Pereira ER¹, Melo SHDS¹, Joaquim FL¹, Santos BMD¹, Goés TRP¹.
  15. Health Qual Life Outcomes. 2020 Jan 7;18(1):8. Factors associated with quality of life of adult patients with acute leukemia and their family caregivers in China: a cross-sectional study. Wang C¹, Yan J¹, Chen J¹, Wang Y¹, Lin YC², Hu R³, Wu Y⁴.

RU/ONCO/2005/0137