Связь между стрессом и заболеваемостью раком исследуют десятилетиями. И, несмотря на то, что стресс не вызывает болезнь напрямую, установлено, что его наличие может быть связано с увеличением заболеваемости раком (например, прямой кишки)¹: нестабильное психоэмоциональное состояние истощает адаптационные ресурсы организма²,³.

Стрессоустойчивость отражает не только уровень резервов человека, но и умение организма их правильно распределять, чтобы приспособиться к самым разным ситуациям. Стрессорные факторы любого происхождения (психологические, социальные, физические или биологические) оказывают влияние на организм. Нарушается постоянство внутренней среды (гомеостаз), что требует определенной перестройки.

Есть два вида стресса: острый (кратковременный) и хронический. Первый, как правило, мобилизует ресурсы организма и тем самым вызывает адаптацию человека. Эту способность отлично иллюстрируют знаменитые слова Ницше: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Но есть и другая сторона медали. В случае интенсивной реакции организма на очень мощный импульс также говорят о последствиях острого стресса. Это может быть шок, истерика или ступор. Именно так реагирует человек, который узнал, что у него рак.

Через четыре недели подобных перманентных реакций стресс становится хроническим. Это уже дистресс, который истощает ресурсы организма и вызывает дезадаптацию. Его последствия будут проявляться как в эмоциональной (психологической) сфере, так и в изменении поведения, например в отрицании диагноза, неприятии рекомендаций врачей, суицидальных мыслях и действиях. Дезадаптация затрагивает все тело человека. Стресс влияет на работу головного мозга, эндокринной и вегетативной систем. Хронический стресс может подавлять активность естественных клеток-киллеров, которые распознают и убивают раковые клетки, а также влиять на восстановление ДНК, что нередко приводит к мутациям⁴,⁵. Медиаторы стресса (адренокортикотропный гормон, адреналин, норадреналин, кортизол) тоже участвуют в росте опухоли и ее метастазировании⁶,⁷.

Современный человек чаще всего испытывает стресс на работе⁸, в личной жизни (смерть близких, родителей, супруга; развод; финансовые трудности, переживаемые и ожидаемые) или внутри себя (проблемы с ментальным здоровьем: депрессия, тревога, социальная изоляция)⁹,¹⁰. Такие нарушения поведения могут стимулировать развитие вредных привычек (курение, злоупотребление алкоголем), которые становятся факторами риска развития рака¹¹.

У людей, чья работа связана с профессиональными рисками (подверженность химическим или радиационным воздействиям), стрессоустойчивость также снижается¹². В этом случае стресс-связанное подавление иммунного ответа может быть фактором, предрасполагающим к развитию онкопатологии. Например, нарушение сна негативно влияет на гормоны, регулирующие аппетит: активность грелина усиливается, лептина — уменьшается. Это приводит к нарушению пищевого поведения и последующим метаболическим расстройствам (ожирению, метаболическому синдрому)¹³, что, в свою очередь, повышает риск возникновения рака¹⁴.

Психическое состояние пациента может влиять на течение болезни. Почти всегда диагноз опасного для жизни заболевания воспринимается как стресс. У онкобольных встречаются депрессия и беспокойство разной степени выраженности¹⁵. Конечно, у пациентов с терминальной, IV стадией рака более высокий риск депрессии, в то время как пациенты на I стадии чаще подвержены тревоге. Но оба эти состояния ухудшают физическое функционирование и качество жизни пациентов на любой стадии¹⁶.

И тревога, и депрессия мешают лечению, снижают веру в его эффективность и тем самым могут ухудшать прогноз выживания. Другими словами, психические расстройства потенциально могут влиять на исход заболевания. Например, результаты нескольких исследований показали, что у получавших стандартное лечение пациенток, прооперированных по поводу неметастатического рака молочной железы, которые участвовали в еженедельных групповых занятиях с психологом в течение первого года после постановки диагноза, риск рецидива рака молочной железы снизился¹⁷. Они обучались навыкам релаксации, способам позитивного управления стрессом, направленных на максимальное повышение социальной активности. В последующем исследовании пациенток той же группы, у которых развился рецидив, обнаружили, что у принимавших участие в групповой терапии риск смерти от рака был ниже¹⁸.

Таким образом, стресс, особенно психосоциальный, и рак тесно связаны. Поэтому профилактика здоровья, связанная с влиянием на факторы поведения (например, условия труда или стратегии преодоления стресса), позволяет повысить стрессоустойчивость и минимизировать риск онкопатологии¹⁹. Профилактика рака в настоящее время играет ключевую роль в борьбе с болезнью. Модификация поведения и повышение осведомленности, в том числе с помощью генетического тестирования, позволяют снизить тревогу и предупредить болезнь²⁰.

  1. Perceived Stress and Colorectal Cancer Incidence: The Japan Collaborative Cohort Study Norimasa Kikuchi, Takeshi Nishiyama, Takayuki Sawada, Chaochen Wang, Yingsong Lin, Yoshiyuki Watanabe, Akiko Tamakoshi, Shogo Kikuchi Sci Rep. 2017; 7: 40363.
  2. J Psychosom Res. 2018 Jul;110:46-53. Perception matters: Stressful life events increase breast cancer risk. Fischer A¹, Ziogas A², Anton-Culver H³.
  3. Cancer Res. 2019 Oct 1;79(19):5113-5120. Posttraumatic Stress Disorder Is Associated with Increased Risk of Ovarian Cancer: A Prospective and Retrospective Longitudinal Cohort Study. Roberts AL¹, Huang T²,³, Koenen KC², Kim Y², Kubzansky LD#², Tworoger SS
  4. KS, Kim L, Shim I.Stress and sleep disorder.//Exp Neurobiol. 2012 Dec;21(4):141-50
  5. Oxid Med Cell Longev. 2019 Nov 13;2019:1270397. Psychological Stress and Cellular Aging in Cancer: A Meta-Analysis. Kruk J¹, Aboul-Enein BH², Bernstein J³, Gronostaj M⁴.
  6. Ahsan M. R., Mahmud-Al-Rafat A., Sobhani M. E., Molla M. A. W. Biomolecular basis of the role of chronic psychological stress hormone “glucocorticoid” in alteration of cellular immunity during cancer. memo - Magazine of European Medical Oncology. 2013;6(2):127–136
  7. Mandal A., Viswanathan C. Natural killer cells: in health and disease. Hematology/Oncology and Stem Cell Therapy. 2015;8(2):47–55.
  8. Vesterlund G. K., Høeg B. L., Johansen C., Heitmann B. L., E Bidstrup P. Prolonged job strain and subsequent risk of cancer in women – a longitudinal study, based on the Danish Nurse Cohort. Acta Oncologica. 2017;56(2):301–306
  9. Jafri S. H., Ali F., Mollaeian A., et al. Major stressful life events and risk of developing lung cancer: a case-control study. Clinical Medicine Insights: Oncology. 2019;13
  10. Kim G. M., Kim S. J., Song S. K., et al. Prevalence and prognostic implications of psychological distress in patients with gastric cancer. BMC Cancer. 2017;17(1):p. 283.
  11. Eur J Epidemiol. 2015 Jul;30(7):563-8. doi: 10.1007/s10654-015-0032-7. Posttraumatic stress disorder and cancer risk: a nationwide cohort study. Gradus JL, Farkas DK, Svensson E, Ehrenstein V, Lash TL, Milstein A, Adler N, Sørensen HT
  12. Population Cancer Risks Associated with Coal Mining: A Systematic Review Wiley D. Jenkins, W. Jay Christian, Georgia Mueller, K. Thomas Robbins PLoS One. 2013; 8(8): e71312.
  13. Spiegel K, Tasali E, Penev P, Van Cauter E. Brief communication: sleep curtailment in healthy young men is associated with decreased leptin levels, elevated ghrelin levels, and increased hunger and appetite. Ann Intern Med. 2004;141:846–850
  14. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. 2018 Nov;15(11):683-698. Energy balance and gastrointestinal cancer: risk, interventions, outcomes and mechanisms. Ulrich CM1,2, Himbert C3,4, Holowatyj AN3,4, Hursting SD5,6.
  15. Vahdaninia M, Omidvari S, Montazeri A. What do predict anxiety and depression in breast cancer patients?A follow-up study. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol. 2010;45:355–61
  16. Assessment of Depression and Anxiety in Breast Cancer Patients: Prevalence and Associated Factors. Konstantinos Tsaras, Ioanna V Papathanasiou, Dimitra Mitsi, Aikaterini Veneti, Martha Kelesi, Sofia Zyga, Evangelos C Fradelos Asian Pac J Cancer Prev. 2018; 19(6): 1661–1669.
  17. Psychologic intervention improves survival for breast cancer patients: a randomized clinical trial. Andersen BL, Yang HC, Farrar WB, Golden-Kreutz DM, Emery CF, Thornton LM, Young DC, Carson WE 3rd Cancer. 2008 Dec 15; 113(12):3450-8.
  18. Clin Cancer Res. 2010 Jun 15;16(12):3270-8. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-10-0278. Epub 2010 Jun 8. Biobehavioral, immune, and health benefits following recurrence for psychological intervention participants. Andersen BL¹, Thornton LM, Shapiro CL, Farrar WB, Mundy BL, Yang HC, Carson WE 3rd.
  19. J Clin Oncol. 2011 Feb 1;29(4):413-20. Decrease in depression symptoms is associated with longer survival in patients with metastatic breast cancer: a secondary analysis. Giese-Davis J, Collie K, Rancourt KM, Neri E, Kraemer HC, Spiegel D
  20. Oxid Med Cell Longev. 2019 Nov 13;2019:1270397. Psychological Stress and Cellular Aging in Cancer: A Meta-Analysis. Kruk J¹, Aboul-Enein BH², Bernstein J³, Gronostaj M⁴.
  21. Ann Agric Environ Med. 2017 Dec 23;24(4):549-553. Primary and secondary prevention of breast cancer. Kolak A, Kamińska M, Sygit K, Budny A, Surdyka D, Kukiełka-Budny B, Burdan F.

RU/ONCO/2005/0142