Ранее мы уже рассказывали о таких факторах риска гепатоцеллюлярной карциномы как вирусные гепатиты В и С, а также наследственные заболевания. В этой статье речь пойдет о неалкогольной жировой болезни печени — проблеме, которая стремительно набирает темп и грозит стать фактором риска №1 через 15–20 лет.

В современном обществе существует распространенное мнение о том, что гепатоцеллюлярная карцинома (ГЦК), или рак печени, — удел исключительно людей с алкогольной зависимостью либо принимающих инъекционные наркотики. Объясняется это очень просто: первые напрямую повреждают клетки печени алкоголем, а вторые часто страдают хроническими вирусными гепатитами В и/или С — главными на сегодняшний день факторами риска ГЦК.

Доля истины в этом есть: люди из этих групп и вправду чаще заболевают ГЦК. Но риск рака печени не исключен, если вы не злоупотребляете алкоголем и вирусные гепатиты вас миновали. В последние годы врачи все чаще находят злокачественные новообразования печени у людей без вирусных гепатитов и без пагубного пристрастия к горячительным напиткам. И причина этому — неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП).

IMG_2594.png

Что такое НАЖБП?

Ранее на нашем информационном ресурсе мы рассказывали о том, что такое НАЖБП, почему она возникает, какие процессы при этом проходят в печени и как ее вовремя диагностировать (об этом вы можете прочитать тут).

Коротко напомним основные моменты.

Неалкогольная жировая болезнь печени — хроническое заболевание печени у людей без чрезмерного употребления алкоголя, при котором в клетках этого органа накапливается жир.

Наверное, многие из наших читателей ранее не слышали о такой патологии. Однако на сегодняшний день НАЖБП — это наиболее часто встречающееся заболевание печени и лидер в структуре заболеваний внутренних органов. В глобальных рамках распространенность патологии составляет от 6 до 33%; в нашей стране она может достигать 37%, т.е. выявляться у каждого третьего взрослого человека. У людей с ожирением этот показатель еще выше — 62–93%. Это значит, что как минимум у двоих из трех людей с лишним весом есть признаки неалкогольной жировой болезни печени1, 2.

нажбп инфо upd.png

Стеатоз, как считают ученые, может быть начальной стадией НАЖБП и со временем трансформироваться в неалкогольный стеатогепатит. Однако в большинстве случаев этого не происходит. При неалкогольном стеатогепатите помимо накопления жира в клетках печени, имеет место воспалительный процесс. Он приводит к разрастанию и уплотнению соединительной ткани в печени, т.е. фиброзу разной степени выраженности. Процесс может прогрессировать, и тогда фиброз может перейти в цирроз печени, т.е. грубую деформацию органа со снижением всех ее функций. О том, какие изменения происходят в печени при циррозе, вы можете прочитать здесь. Длительный воспалительный процесс в печени может запустить процесс опухолевой трансформации клеток, т.е. послужить пусковым механизмом развития ГЦК.

НАЖБП на стадиях стеатоза, стеатогепатита и фиброза обычно протекает без симптомов. Часто доктора обнаруживают ее случайно, обратив внимание на изменения в биохимическом анализе крови или в структуре печени при ультразвуковом исследовании.

Факторы риска ГЦК

Рак печени редко развивается в ткани здоровой печени. Обычно это происходит на фоне хронического воспаления или цирроза3. На сегодняшний день врачи выделяют ряд «больших» факторов, повышающих вероятность развития рака печени.

Вирусные гепатиты

Хронические вирусные гепатиты В и С — пока остаются главным фактором риска развития ГЦК1 (о том, почему это может в ближайшие годы поменяться, читайте ниже). По разным данным, они являются причиной до ⅔ случаев ГЦК (примерно 50% связано с хроническим вирусным гепатитом В и 15% — с гепатитом С)4, 5, 6.

Злоупотребление алкоголем

Злоупотребление алкоголем остается важнейшим фактором риска ГЦК. По данным ВОЗ, в 2020 году примерно 153 тысячи случаев рака печени из 905 вновь выявленных (16,9%), т.е. примерно каждый 6-й, были связаны с употреблением алкоголя6, 7.

Наследственные заболевания

При некоторых наследственных заболеваниях из-за нарушенного обмена веществ в клетках печени откладываются соединения, которых там в норме быть не должно. Это в итоге приводит к циррозу печени и, как следствие, повышает риск ее злокачественного перерождения3. Это происходит не часто, но все же встречается.

Токсическое повреждение печени

Длительное воздействие ряда веществ (пестициды, нитрозамины и др.) может стать причиной рака печени3. Напомним, что загрязнение продуктов питания афлатоксином — токсином, продуцируемым микроскопическими грибами, произрастающими на зернах и плодах растений, является одним из факторов широкой распространенности ГЦК в Азиатско-Тихоокеанском регионе8.

Неалкогольная жировая болезнь печени

Фактор риска развития ГЦК, которому уделим особенное внимание.

НАЖБП как фактор риска: современный взгляд на проблему

НАЖБП — известный и признанный фактор, повышающий риск развития рака печени1,3. Этот риск повышен на всех стадиях заболевания, но наиболее высок при выраженном фиброзе и формировании цирроза печени1. Исследователи из США приводят следующие данные9:

гцк.png

Другая группа исследователей подсчитала, что риск развития ГЦК у людей с НАЖБП выше в 7 раз по сравнению с людьми без этого заболевания. В этой работе также отмечается, что среди пациентов с НАЖБП самый высокий риск ГЦК имеют пациенты с циррозом печени. Ежегодная заболеваемость раком печени среди них составляет 10,6/1000 человеко-лет10.

За последние 15–20 лет роль НАЖБП в качестве фактора риска изменилась. Ученые отмечают такую тенденцию: постепенно роль вирусных гепатитов как причинных факторов ГЦК снижается (хотя пока этот фактор риска остается основным), а роль НАЖБП — возрастает. Особенно это заметно в странах с развитой экономикой. Первое объясняется распространением вакцинации против гепатита В и внедрением современной противовирусной терапии гепатита С. Второе же — растущей склонностью людей к чрезмерному питанию и образу жизни с ограниченной или нулевой физической активностью10, 11, 12.

Так, исследователи из США подсчитали, что к 2030 году распространенность НАЖБП в США увеличится на 21%: с 83,1 млн (в 2015 году) до 100,9 млн (к 2030 году). В частности, распространенность неалкогольного стеатогепатита, т.е. стадии с возможной трансформацией в фиброз и цирроз печени, увеличится на 63% — с 16,5 млн до 27,0 млн случаев. По оценкам авторов, это и общее старение населения страны приведет к увеличению заболеваемости циррозом печени на 168% в 2030 году, а ГЦК — на 137%13. Такая тенденция может наблюдаться в мире повсеместно.

Основываясь на оценках распространенности вирусных гепатитов, алкогольной болезни печени и НАЖБП, темпах роста заболеваемости последней, а также на расчетной частоте ГЦК для каждого заболевания, многие исследователи делают вывод, что через несколько десятилетий НАЖБП может стать ведущей причиной развития ГЦК в мире9–13.

Кто в группе риска развития НАЖБП и как его снизить?

Высокий риск развития НАЖБП отмечается у людей с метаболическим синдромом, избыточной массой тела или ожирением, сахарным диабетом1.

К сожалению, чудесной таблетки, снижающей риск развития НАЖБП, не существует. Однако предупредить развитие этого заболевания и существенно снизить риск развития рака печени (да и сердечно-сосудистых заболеваний!) вполне по силам каждому. Для этого нужно вести здоровый образ жизни, правильно и сбалансированно питаться и поддерживать высокий уровень физической активности1.

Даже при установленном диагнозе эти меры положительно влияют на здоровье печени и тормозят запущенные патологические процессы. Однако при установленном диагнозе всегда нужно обратиться к врачу, ведь зачастую помимо поведенческих изменений требуется лекарственная терапия.

О том, как правильно питаться и держать себя в форме мы уже подробно рассказывали ранее.

M-RU-00009620 апрель 2023

Источники

  1. Клинические рекомендации Минздрава РФ. Неалкогольная жировая болезнь печени у взрослых. 2022. (Электронный ресурс). URL: https://cr.minzdrav.gov.ru/schema/748_1 (дата обращения: 06.06.2024).

  2. Лазебник Л.Б., Голованова Е.В., Туркина С.В. и др. Неалкогольная жировая болезнь печени у взрослых: клиника, диагностика, лечение. Рекомендации для терапевтов, третья версия. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2021;185(1):4–52. DOI: 10.31146/1682-8658-ecg-185-1-4-52.

  3. Клинические рекомендации Минздрава РФ. Рак печени (гепатоцеллюлярный). 2022. (Электронный ресурс). URL: https://cr.minzdrav.gov.ru/schema/1_3 (дата обращения: 06.06.2024).

  4. Официальный сайт The Global Cancer Observatory. Cancer cases (all infectious agents) among both sexes in 2018 attributable to infections, in the world. (Электронный ресурс). URL: https://gco.iarc.fr/causes/infections/tools-pie?mode=2&sex=0&population=who&continent=0&country=0&population_group (дата обращения: 06.06.2024).

  5. Bray F., Ferlay J., Soerjomataram I., et al. Global cancer statistics 2018: GLOBOCAN estimates of incidence and mortality worldwide for 36 cancers in 185 countries. CA: a cancer journal for clinicians. 2018;68(6):394–424. DOI: 10.3322/caac.21492. (Электронный ресурс). URL: https://www.politico.eu/wp-content/uploads/2018/09/caac_21492_Final_Embargoed.pdf (дата обращения: 06.06.2024).

  6. Официальный сайт The Global Cancer Observatory. Liver, 2020. (Электронный ресурс). URL: https://gco.iarc.fr/today/data/factsheets/cancers/11-Liver-fact-sheet.pdf (дата обращения: 06.06.2024).

  7. Официальный сайт The Global Cancer Observatory. Estimated number of new cancer cases in 2020 attributable to alcohol drinking, World. (Электронный ресурс). URL: https://gco.iarc.fr/causes/alcohol/tools-pie?mode=2&sex=1&population=900&population_group=4&continent=0&country=0&cancer (дата обращения: 06.06.2024).

  8. Ashtari S., Pourhoseingholi M.A., Sharifian A., et al. Hepatocellular carcinoma in Asia: Prevention strategy and planning. World journal of hepatology. 2015;7(12): 1708–1717. DOI: 10.4254/wjh.v7.i12.1708. (Электронный ресурс). URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4483553/ (дата обращения: 06.06.2024).

  9. White D.L., Kanwal F., El-Serag H.B. Association between nonalcoholic fatty liver disease and risk for hepatocellular cancer, based on systematic review. Clin Gastroenterol Hepatol. 2012;10:1342–1359.e2. (Электронный ресурс). URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S1542356512011536 (дата обращения: 06.06.2024).

  10. Plaz Torres M.C., Bodini G., Furnari M., et al. Surveillance for hepatocellular carcinoma in patients with non-alcoholic fatty liver disease: universal or selective? Cancers. 2020;12(6):1422. (Электронный ресурс). URL: https://www.mdpi.com/2072-6694/12/6/1422/htm (дата обращения: 06.06.2024).

  11. Streba L.A., Vere C.C., Rogoveanu I., et al. Nonalcoholic fatty liver disease, metabolic risk factors, and hepatocellular carcinoma: an open question. World J Gastroenterol. 2015 Apr 14;21(14):4103–4110. DOI: 10.3748/wjg.v21.i14.4103. (Электронный ресурс). URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4394070/ (дата обращения: 06.06.2024).

  12. Suresh D., Srinivas A.N., Kumar D.P. Etiology of hepatocellular carcinoma: special focus on fatty liver disease. Frontiers in Oncology. 2020;10. (Электронный ресурс). URL: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fonc.2020.601710/full (дата обращения: 06.06.2024).

  13. Estes C., Razavi H., Loomba R., et al. Modeling the epidemic of nonalcoholic fatty liver disease demonstrates an exponential increase in burden of disease. Hepatology. 2018;67:123–133. (Электронный ресурс) URL: https://aasldpubs.onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1002/hep.29466 (дата обращения: 06.06.2024).